Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:17 

Рассказчик историй
Меня не так-то легко обидеть.
Есть, правда один верный способ.
Дело в том, что я очень редко приглашаю кого-то туда, где я живу. Я имею в виду, по-настоящему приглашаю.
Я невероятно редко использую слова канона: Будь гостем в моем доме.
Потому что очень мало на свете тех, кого я готов видеть гостем в своем доме - по канону.
Отказаться от такого приглашения - обидеть меня.
Я никогда не забываю обиды.

@темы: пыльная быль

01:10 

Гексаграмма 61. Чжун-фу. Внутренняя правда.

Рассказчик историй
Я знаю, зачем ты пришел.
Ты так юн, и все твои мысли
написаны у тебя на лице.
Ты пришел за моей жизнью
глупый храбрый мальчишка
тебе кажется, что если ты заберешь ее
что-то в мире изменится
и наконец-то станет как надо.
Откуда я знаю? Я тоже был молод.
Оставь свой клинок, возьмешь его позже
если захочешь.
Он мне не нужен.
У меня есть вино очень удачного урожая
в тот год ты еще не родился
а я еще не состарился
очень холодное было лето
и виноград удался очень терпким.
Выпей со мной вина, мальчик,
Другого врага ты найдешь себе
в них недостатка не будет
а такого вина тебе вряд ли
удастся попробовать.
Думаешь, стоит рискнуть?
Я не боюсь тебя, мальчик
и ты не бойся меня
я давно уже перехотел
перегорел
переосмыслил
и пережил
и сейчас глоток хорошего вина
значит для меня больше
чем ты можешь себя представить.
Просто выпей, не торопясь насладись букетом
и можешь делать, что хочешь
перед тем, как окажешься вынужден
делать, что должен.





@темы: И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

17:24 

Рассказчик историй
Прах владыки развеян по ветру и на крыльях монашеских песен разнесся по всей державе. На Могильной площади воздвигнут новый кенотаф - красивый. А во саду, что окружает дворец региса, в самом дальнем его уголке, в беседке, получившейся из переплетенных ветвей растущих в круг то ли деревьев, то ли кустарников, сидит человек и пьет в одиночестве. Ах, какое неуважение к памяти региса, славнейшего, могущественнейшего, милостивейшего!
Ему тридцать четыре. Он среднего роста, телосложения скорее худощавого. У него черные волосы, которые будучи собраны в косу достигают лопаток, а сейчас закрывают почти всю спину, черные глаза и смуглая кожа. Он сидит, и поэтому сложно догадаться, что при ходьбе он чуть-чуть заваливает корпус влево - старая рана. На нем черный камзол и черный же короткий плащ, алымим пятнами режут глаза подбивка плаща и кушак. Перед ним бутылка вина - крепкое красное, сорокадевятилетняя выдержка, терпкий запах зимнего винограда - и два бокала. Этого человека в столице не знает только полный идиот или новорожденный. Гэрэайлен а'Рреми, глава третьего из великих домов Регимены, маршал, гроза врагов государства, юных задир и девичьей чести, воспитанник и фаворит покойного региса, двенадцать лет назад уронивший столицу в кровавый котел кровной мести.

Гэрэайлен дождался, пока бутыль с вином покинет затхлый дух хранения, и разлил темно-рубиновую жидкость по бокалом. Вся страна поминала венценосного покойника, во всех храмах служили по нему молебну, но вряд ли кто-то еще сейчас вспоминал не правителя, а друга. Почему-то лучше всего вспоминалось детство.

Для чего люди ходят в библиотеки? Читать книги, приобщаться к свету знаний, постигать мудрость предшественников... Но уж явно не размахивать саблей в углу за дальнеми стеллажами! Регис тихонько, чтобы не спугнуть юного фехтовальщика, хмыкнул в черные усы и притаился в тени высоченных стеллажей. Его невероятно забавляла эта ситуация: в кои-то веки улизнул от свиты, преследующей по пятам с кучей требующих высочайшего внимания дел, а тут на тебе - кто-то уже успел воспользоваться твоим любимым убежищем, чтобы самому вволю поуклоняться от выполнения обязанностей. Стопка книг лежала в углу, а их хозяин увлеченно рубил воздух, явно пытаясь изобразить "Полет громовой колесницы". Для семилетнего мальчишки канон был сложноват, и кто ему его показал, да еще и так коряво, стоило непременно выяснить, хотя бы для того..
- Ай!
Правильно, хотя бы для того, чтобы сделать строгое внушение горе-учителю: естественно, паренек заехал себе по ноге слишком длинной для него саблей. Слава богам, незаточенной стороной.
- Кисть доворачивай на выходе, вояка, - регис вышел из-за стеллажей и присел рядом с мальчишкой. Тот, шипя от боли, растирал пострадавшую ногу.
- Ай! - это уже относилось к появлению наивысочайшей особы.
- То-то и оно, что "ай!", - философски отметил регис, подбирая с пола позабытые книги. - Ты же сейчас должен быть на уроке у маэстро Ноланта, бездельник!
- Должен, - подтвердил бездельник, опуская глаза. - Не гневайтесь, Высочайший!
- "Не гневайтесь, Высочайший!" - передразнил регис Аллиантарис, прозванный Белым, и потрепал мальчишку по голове. - Рэа, мальчик мой, ты действительно думаешь, что я заставляю тебя учиться потому, что мне этого хочется?
Рэа промолчал, но взгляд его был очень красноречив. "А почему же еще?" - спрашивали его огромные черные глаза. Но спрашивать такое вслух у грозного региса он не рисковал. Вместо этого мальчик пробурчал:
- А зачем мне эта история?
Аллиантарис вздохнул и устроился на полу поудобнее.
- Кем ты станешь, когда вырастешь, Рэа?
- Генералом! Как Саантар Великий! - мальчишка вскочил и взмахнул саблей, копируя позу статуи Саантара с Привратной площади.
- Ну разумеется, кем же еще, - фыркнул регис. - Саантар Великий, воин, равный тысяче, убивавший трех врагов за один удар и способный разрубить скачущего на него коня в полной боевой сбруе.
Рэа восхищенно кивнул.
- А знаешь ли ты, мой мальчик, кто такой Джи Джайне?
- Конечно, знаю! Злой колдун, враг Саантара!
- Джи Джайне был стратегом земли Джой, много лет сопротивлявшейся победосной армии генерала Саантара. Он был мал ростом, худ, и правая рука у него была сухой с рождения. Вдобавок, один глаз у него косил. Джи Джайне никогда не держал в руке меча, однако он победил генерала Саантара Великого.
- Как?! - возмущению мальчишки не было предела. - В легендах про такое ни слова нет!
Регис продолжал, не обращая внимания на юного собеседника.
- Джи Джайне с юности проводил время за книгами, ибо больше ни к чему не годился. Больше всего он любил историю и математику. И со временем это сделало его стратегом. В битве при ущелье Рваного Ветра он разгромил восьмитысячную армию Саантара, потеряв при этом двести четырнадцать человек. Это было почти тысячу лет тому назад. Держи, убедись, - Аллиантарис снял с полки толстенный том "Стратегии и тактики времен объединения Регимены" и протянул недоверчиво хмурящемуся Рэа.
- А что потом стало с Джи Джайне? - спросил мальчик, принимая тяжеленный том.
- Он стал советником первого региса, маршалом и командиром Саантара, с которым они весьма сдружились. Спроси у маэстро Ноланта, он расскажет тебе куда больше, - регис выдернул с полки том "Поэзии Первого халифата" и раскрыл его, давая понять, что разговор окончен. Впрочем, когда проитихший Рэа собрал свои книжки, задвинул под стеллаж саблю и пошел прочь, Аллиантарис проводил его напутсвенным: - И кисть не забывай доворачивать, маршал!

С тех пор Рэа ходил в библиотеку читать. И разговаривать с регисом. И - совсем потом - пить с ним старое терпкое вино из зимнего винограда.
- Вольно тебе пировать в Небесных Палатах, - прошептал Гэрэайлен а'Рреми, глава третьего из великих домов Регимены, маршал, гроза врагов государства, юных задир и девичьей чести, воспитанник и фаворит покойного региса, двенадцать лет назад уронивший столицу в кровавый котел кровной мести, и вылил содержимое бокала на землю.

@темы: слова мои - яд, сын Серебряной звезды

11:54 

Рассказчик историй
Мысли бродят вокруг пятнично и лениво, мысли тоже вовлечены в институт ИБД - Изображения Бурной Деятельности. Мысли бродят вокруг, изредка собираясь вокруг чего-нибудь, подвернувшегося под взгляд.
Кстати, о взгляде.
Никто не задумывался, почему сейчас людей окружает так много зеркал? Зеркала в квартирах, зеркала в лифтах, зеркала в офисах и магазинах, зеркальные витрины, зеркальные окна, зеркальные стены... Может, затем, чтобы люди могли раз за разом убеждаться: ага, все еще человек. Можно совершить еще какую-нибудь низость.
Так все же о взгляде.
У меня снова начали желтеть глаза. Пока почти незаметно, от края радужки, осторожно подбираясь к зрачку.
Я не хочу знать, к чему.
Мне больше интересно, повезет или не повезет тому, кто окажется рядом в тот момент, когда они окончательно пожелтеют.

@темы: любое слово вяжет письмена, пыльная быль

23:07 

Рассказчик историй
Будет много историй.
Пусть про них помнит кто-то еще, кроме меня.
Они заслужили того, чтобы их помнили - живыми.

Я начну рассказывать еще одну, прямо сейчас.
История с хорошим концом стоит того, чтобы начать рассказывать ее именно сейчас.
Он был чертовски хорош, тот парень. Ему от жизни всего досталось с лихвой.
Его звали Гэрэайлен а'Рреми. Красивое имя ему досталось. Означало - Сын Солнца. А солнце там было серебряным, и закаты - серо-свинцовыми. А может, мне просто так кажется.

Черно-алый насмешник в коротком плаще,
Мой изломанно-злой силуэт вам известен, не так ли?
Словно камень в потертой ременной праще,
Мое слово бьет в цель - все упреки вотще,
И звенящего яда речей не пропало ни капли.

Проскользнув по паркету в сиянии лиц,
Улыбнусь половиной лица восхитительной пэри.
Под голодные взгляды придворных лисиц,
Пропитав гобелены ветрами границ,
Я успею уйти, миновав приоткрытые двери.

В переходах дворца тихий слышится шаг,
Не крадитесь за мною, мой друг, я солдат и убийца.
Моя слава не хуже, чем свора собак,
Вас облаять должна и сказать, что я враг,
Моя пэри, я слишком ужасен для вашего принца.

Вы роняете смех свой, как жемчуга нить,
Вы не верите слухам, и мне вы не верите тоже.
Ах, дитя мое, как же мне вам объяснить,
Я мерзавец и хам, вам нельзя со мной быть,
Неужели опасность не чуете бархатной кожей?

Я ведь мог бы быть вашим отцом по годам,
Так откуда же столько восторга в сияющем взоре?
Что ж, не верите сердцу - поверьте глазам,
Пряди больше не прячут уродливый шрам...
Наконец-то поставлена точка в пустом разговоре.

Что вы смотрите, пэри? Закройте глаза!
Что вы замерли мраморной статуей древней богини?
Я стою, ожидая, как грянет гроза,
Но на нежной щеке серебрится слеза,
И касание пальцев... "Ну что же ты смотришь, любимый?.."

@темы: слова мои - яд, сын Серебряной звезды

22:35 

Гексаграмма 19. Линь. Посещение.

Рассказчик историй
Он стоял в багрянце и шафране
перед дверями с резными драконами и зачем-то
все пытался себе представить
начало этого разговора.
Когда вышли все мыслимые и немыслимые
сроки - восемь ударов сердца
восемь лун на горящем небе
восемь стрел в борту колесницы
восемь оборотов молитвенного колеса -
он еще раз вдохнул, вспомнив, как это делается
и двери пред ним распахнулись сами собой.
Он оказался совсем не страшным,
человек, сидящий на низком массивном троне
у него были тонкие пальцы
немного усталая улыбка
и морщинки в уголках глаз
будто память из детства
а голос его звучал так по-домашнему
что было ужасно странно
странно было услышать
"окажи мне честь, сядь рядом со мной"
от величайшего в мире владыки -
человеку, который просто
делал то, что должен был делать.



@темы: Повелитель, Каноны Шага, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

20:17 

Рассказчик историй
Когда тайро пришел, выяснилось, что не пришел, а пришла.
- Айя, чудо-мальчик! Я - Тайя.
Голос высокий, визгливый. Воздух вокруг дрожит от постоянного движения - глазами не увидеть. Ее много и она везде. Холодная.
- Выходим на закате, - противный голос. И сама она неприятная. Такая вот тайро - Тайя аэ-Льонн, Повелитель Печати, Хранитель Острия. Имя хорошее, а сама неприятная. А что поделать - не так много тех, кто способен удержать в двух руках - две разные силы. Подобные ходят с подобными. Идти с ней на всю ночь в ледяные пустоши, доев запасы, охотиться на пушистых снежных змей и есть строганину, выслеживать во вьюге неспящих Предначальных. Не хочется.

Идти, и охотиться, и есть, и выслеживать. И спать в шатре, прижавшись друг к другу обнаженными телами в коконе выделанных шкур - иначе не сохранить тепло. Странная она - Тайя аэ-Льонн. Тонкая трансформа у нее красивая - снежный барс, донельзя похожий на хищного песчаного ящера - самому видеть такого не приходилось, папа рассказывал. А физическую трансформу хорошо, что не глазами видеть приходится - хотя она в ней почти постоянно. Ни минуты в неподвижности, дрожит от злого охотничьего возбуждения, дергает из стороны в сторону хвостом. А говорят, нельзя все время в боевой форме ходить - с ума можно сойти. Хотя она, похоже, давно сошла.
А тело у нее все покрыто нежным мехом - белым, наверняка белым. Только на лице шрамы от ожога, словно стекающие из-под повязки, плавно переходят в чешую. Ради силы выжгла себе глаза Тайя аэ-Льонн едкой щелочью, раствором толченого белого камня.

Впервые видеть, как убивают с жадностью - страшно. Потом - привыкаешь. Она все делает с жадностью. Когда просыпаешься и чувствуешь у себя на лице ее холодные влажные губы - и понимаешь - можно. Раньше даже не думалось об этом - сколько раз в году это позволено? Большая часть - ночью. И сразу становится ясно, почему ночью. Сбросить накопившееся напряжение, дать выход жадному безумию Предначального, стряхнуть с себя слишком глубоко проникший холод. А потом лежать рядом со своей первой женщиной, долго молчать и наконец спросить:
- Я должен что-нибудь чувствовать? К тебе? - уточнить.
У нее очень неприятный смех, но от него становится легче. Она отвечает, отсмеявшись:
- Айя, какой ты умный, чудо-мальчик Айррэл. Не должен. Конечно, не должен.

А вернувшись - два новых шрама - не удержать мальчишеское любопытство, посмотреть на тайро Тайю аэ-Льонн чужими глазами. Некрасивая. А кто красивый? Мама. Жаль, что ей все равно. Матерям Жнецов - если они сами не Жнецы - не нужны их дети.

@темы: битый лёд, слова мои - яд

23:37 

Гексаграмма 20. Гуань. Созерцание.

Рассказчик историй
Смотри им в спину
смотри, как они уходят
проводи их взглядом до поворота
и обернись, чтобы быть уверенным
что за ними не спешат враги.
Дай им уйти
подари им
хотя бы пару часов
хотя бы пару мгновений
чтобы те, кто идут за ними
не успели
опоздали
споткнулись
об тебя и об древко твоей алебарды
а они пусть уходят
ощущаешь, спиной прижавшись к стене
это восхитительное чувство?
Ты даришь им жизнь
они заслужили этот подарок
согласившись принять твою верность
то, что они позволили себя любить
стоит того, чтобы сейчас
дать им уйти
и встать стеной навстречу...
неважно кому.
Пусть уходят.
Посмотри на прощанье им в спину.
Пусть останется тот, кто хочет остаться.
Не будет хулы.



@темы: И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

10:49 

Рассказчик историй
Какое же ты все-таки уебище, дружочек.
Сиди себе под лестницей, не тяни оттуда ни к кому свои грязные, проклятые руки.
Все, к чему ты прикасаешься, превращается в прах, ты помнишь?
Сиди себе под лестницей и старайся не оставлять следов.
Не умеешь? Учись.

Ты же не хочешь, чтобы вот он стал твоим подобием? Сходство и так заметно окружающим, куда уж больше...
Пусть будет некуда.
Не подавай ему примера. Свали из его жизни, пусть он будет счастлив.

И вот он - вы и так пугающе похожи.
Исчезни.
Ты уже наследил в его жизни.

А тот, третий, - ввязался по дури. Сам.
Не оставайся в его памяти.
Прочь.

Уебище...

@темы: пыльная быль

23:19 

Гексаграмма 2. Кунь. Исполнение.

Рассказчик историй
Каждому - свое, каждому - своя
кому стылой наледью,
кому рваной скатертью,
кому небесной степью,
кому золой да суглинком
кому под ноги ложится
кому объятья распахивает
кому в лицо бросается
да только итог один -
всех обнимет, всех укроет, всех согреет
земля
и вовсе не обязательно для этого
ложиться в нее
вполне достаточно
отпустить свои тело и душу
хотя бы на миг
почувствовать ее дыхание
почувствовать ее касание
почувствовать ее стремление
пустить ее в себя
углем в очаге
хлебом в руке
пятью прядями в косе
она ждет не дождется
когда ты поймешь, чего хочешь
чтобы исполнить твое желание.



@темы: Каноны Дороги в Храм, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

01:22 

Рассказчик историй
Вечная слава тому, кто придумал слово "надо".
Я не знаю, кем ты был, но пока я жив - я тебя помню.

Кажется, моя лестница упала и перебила мне хребет.

@темы: пыльная быль

17:26 

Гексаграмма 7. Ши. Войско.

Рассказчик историй
Пыль вздымают подошвы
солдатских сапог
войско на марше -
крутится колесо
мелькают в ободе цветные спицы.
Меч заточен с обеих сторон
на одной стороне жизнь
на другой предсказуемо смерть
войско шагает вперед
туда, куда ведет его
тот, кто имеет право отдать приказ.
Воины идут на войну
это их долг
это их честь
это их жизнь
это их смерть
они будут идти всегда
и всегда будут вести за собой
других
тех, кому не хватает лишь самой малости
тех, кому не хватает очень многого
тех, кому всегда не хватает
они ведут за собой
вперед
только вперед.
Крутится колесо
мелькают спицы.
Войско идет, убыстряя шаг
все разгоняется колесо
они знают, когда-нибудь
смогут разогнать его так,
что лопнет обод
бесполезными щепками рассыплются спицы
лягут в пыль
как павшие воины.
Они знают.



@темы: Каноны Шага, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

10:50 

Рассказчик историй
Сижу на работе, больной, измученный и уставший.
"Константин" означает "постоянный".
И правда, постоянство - моя основная беда.
Еще один год.
День рождения в дымке торфяников, горящих где-то на севере.

@темы: пыльная быль

21:35 

Гексаграмма 15. Цянь. Смирение.

Рассказчик историй
Не поднимай головы
не раскрывай уст
не клади руку на меч
когда идешь по этой дороге
когда встречаешь на ней чужака
когда кто-то преграждает тебе путь
Твой клинок гибче ивовой лозы
почему же твоей спине
не быть столь же гибкой?
не спеши
не требуй
смиренно уступив дорогу
идущему сзади
в тот же миг окажешься
дальше, чем был




@темы: Каноны Пути, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

18:42 

Рассказчик историй
я ищу общества женщин, похожих на тебя.
я им тоже нравлюсь.
но когда они прикасаются ко мне, мне становится невероятно стыдно.
как будто я лгу всему миру.
я желаю не их, как бы они не были прекрасны.
и я бегу от них, позволяя себе лишь любоваться ими издалека.

@темы: пыльная быль

17:23 

Гексаграмма 40. Цзе. Разрешение.

Рассказчик историй
Небо разрешается грозой
от бремени
земля разрешается травой
от бремени
тело разрешается болью
от бремени
душа разрешается слезами
от бремени
Непосильная ноша потому
называется непосильной,
что взвалив ее на себя,
либо сбросишь, либо умрешь
В сверкании молний
в зареве пожара
заплутавший мечется,
бьется,
сбивает ноги,
бросается из стороны в сторону
пока не настанет рассвет
и он не прозреет
если будет угодно судьбе
он найдет в горах тот источник,
чья ледяная вода
сможет смыть черную копоть
с его опаленного горла.

она не дождалась его,
но это и не было страшно -
пока она молилась за него,
она научилась ждать
и была возблагодарена за это
любовью достойного.
он не обрел просветления,
но помня о ней, нелюбимой,
вновь нашел свой почти утраченный Путь
и был награжден за это
покоем.



@темы: горские песни, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

12:42 

Рассказчик историй
Моя голова - бескрайние сумеречные джунгли. В них постоянно что-то трещит, пищит, свистит, но стоит провести там несколько часов, и перестаешь замечать все эти звуки. Они не просто становятся фоном, они растворяются в безмолвии сумерек. Где-то в джунглях моей головы живет большая белая обезьяна. Иногда я слышу ее крики где-то вдалеке. Я ищу эту обезьяну уже очень долго, мое лицо исхлестано плетями лиан, моя рубашка порвана колючим кустарником, мои ботинки задубели от постоянной сырости, но я никак не могу найти большую белую обезьяну. Мне кажется, что если я увижу ее, то я начну думать о ней и уже не смогу перестать. Пока я просто знаю, что она где-то здесь, думать о ней получается.
Вместо этого в голову приходят мысли, которые нельзя думать. И ты знаешь, что думать их нельзя, и не думаешь, но потом что-то щелкает в голове, кричит визгливо ночная птица, и ты уже не можешь думать ни о чем другом. Эти мысли иссушают, заставляют сжиматься челюсти и кулаки, от них сводит спину и начинает болеть слева в груди. И я мечусь по сумеречному лесу, словно в горячке, и мечтаю о большой белой обезьяне.

@темы: любое слово вяжет письмена, пыльная быль

20:09 

Гексаграмма 57. Сунь. Проникновение.

Рассказчик историй
Я лишь молю тебя - не спеши
Не торопись впускать меня в свою душу
делать меня своей сутью
дышать мной вместо воздуха -
я отравлен.
Тебе будет больно.
Не спеши вставать на мою защиту
спасать меня от судьбы
закрывать меня своей грудью -
я сам пройду этот Путь.
Я выбрал его,
и нет никого, в чьих силах
было бы что-либо изменить.
Я этим горжусь -
что еще остается мне кроме гордости
и отчаяния?
Мне не достичь просветления,
если я буду рвать свою душу
в искреннем, но таком лживом порыве
сберечь хоть кого-то.
Ты не спеши. если хочешь дождаться.
Не стремись стать скалою, удерживающей на обрыве
дерево, проросшее в нее корнями.
Попробуй стать деревом,
чьи живые корни не дают
обрушиться камню
и может быть я вернусь - к тебе.






Это к той же страшилочке. Будет еще завершение... наверное.

@темы: горские песни, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

19:09 

Для Инги и Гэлио

Рассказчик историй

@темы: чужие жизни

21:07 

Рассказчик историй
Говорят, лучше поздно, чем никогда. Так говорят лишь те, кто не узнавал слишком поздно то, чего при таком раскладе было бы лучше не знать никогда.

В тот день, когда удастся наконец, пусть сбиваясь и кривясь от боли, проплясать с алебардой седьмой танец из тех, которым успел научить отец, трое ллэро-таи, Старших Рода, будут ждать в Доме Очага. Они будут говорить долго, уступая друг другу слово, и их голоса будут выворачивать сознание наизнанку, заставлять забывать дышать от изумления и ужаса. Не сразу сможешь вдохнуть, когда узнаешь, что зря привык считать себя - человеком. То, что следовало узнавать, подойдя к верхней границе ступени Мастера Острия, перед тем, как принять звание Повелителя, рухнет на голову острым каменным сколом - в Слепых Жнецах человеческого ненамного больше, чем в Предначальных. Они и есть - Предначальные, которым когда-то захотелось жить как людям.

Давным давно, в начале времен, когда наступала полярная ночь, Предначальные Севера шли искать тепла. Невидящие, немерзнущие, неживущие в вечной своей темноте, они искали живую теплую кровь, чтобы напиться теплой живой силы, так не похожей на то, что составляет их бытие. Люди, живущие по ту сторону белых гор, становились их добычей, и страшнее смерти была судьба тех, кто попадал в ледяные когти. Никому не дано узнать, что вдруг изменилось в порядке вещей, почему нашлись среди Предначальных те, кто устал охотиться за теплом и решил обрести его сам. Как могло придти им решение сделаться людьми? С кем они заключили свой договор? Некому рассказать.
Им удалось обменять свою суть Предначальных на подобие сути смертных. Очень точное, но все же подобие. Но и за это пришлось заплатить дорогую цену. Всю свою силу они отдали за жизнь. Хороший выбор? Плохой? Им было виднее. Только вот просто жить лишенным силы оказалось куда труднее - каждую полярную ночь Предначальные Севера идут искать тепла... И тогда был заключен второй Договор.
Что может быть проще - отдать часть только что приобретенной человечности за часть прежней силы? Что может быть страшнее... Чем меньше человеческого в тебе остается, тем больше ты должен быть похож на человека, если хочешь им остаться. Так появились Слепые Жнецы - те, кто решился на обмен, приняв в ответ неизмеримое число ограничений и риск потеряться в ночи, превратившись в то, чем когда-то были уже не они.
Владеющие Печатью и Владеющие Острием. Те, кому дано перекрывать потоки силы и рвать их. Те, кому способность чувствовать силу мира, дороже способности видеть глазами, что ж, это неудивительно. Те, кто никогда не разводит огня, чтобы ледяная тьма внутри не отступала. Те, кто с определенного момента - с того, когда становятся Повелителями - теряют все больше и больше живого, получая взамен все больше и больше того предначального. И с этого момента они становятся способны справиться с теми, кто каждую полярную ночь идет искать тепла...

- Когда я должен идти?
- А ты сможешь?
- Когда?
- За несколько дней до наступления сумерек придет твой тайро - Идущий рядом. Будь готов.
- Айя, ллэро-таи.

@темы: битый лёд, слова мои - яд

Пыль на сапогах, пыль на глазах, пыль на душе

главная