Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:58 

Гексаграмма 58. Дуй. Радость.

Рассказчик историй
Радость моя, вот и ты.
Я же вернулся, живее живых, счастливей безумцев, веселее пьяных!
Радость моя, где ты была,
когда я был мертвее забытых, мудрее мертвых, печальней мудрых?
Радость моя...
Что же ты плачешь, не утирая слезы, не отводя от меня глаз?
Радость моя, это же я,
я, твой смешной невезучий герой, утопивший врагов в вине, а печаль в крови,
я сбил ноги о небо, пока добирался сюда,
я голову расшиб о дорогу, поднимаясь с небес,
радость моя, посмотри...
Небесные рыбы уплыли далеко-далеко, и небо сияет одиночеством,
и земля проливает слезы корабельными соснами,
и я ничего не хочу знать, и понимать не хочу,
я хочу быть безумным, безумным, безумным,
хочу смеяться и плакать, не понимая,
потому что весь этот мир -
просто радость моя.




@темы: И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

23:37 

Гексаграмма 20. Гуань. Созерцание.

Рассказчик историй
Смотри им в спину
смотри, как они уходят
проводи их взглядом до поворота
и обернись, чтобы быть уверенным
что за ними не спешат враги.
Дай им уйти
подари им
хотя бы пару часов
хотя бы пару мгновений
чтобы те, кто идут за ними
не успели
опоздали
споткнулись
об тебя и об древко твоей алебарды
а они пусть уходят
ощущаешь, спиной прижавшись к стене
это восхитительное чувство?
Ты даришь им жизнь
они заслужили этот подарок
согласившись принять твою верность
то, что они позволили себя любить
стоит того, чтобы сейчас
дать им уйти
и встать стеной навстречу...
неважно кому.
Пусть уходят.
Посмотри на прощанье им в спину.
Пусть останется тот, кто хочет остаться.
Не будет хулы.



@темы: И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

12:29 

Заклинатель теней

Рассказчик историй
"Не знаю, сколько еще
нам удастся здесь оставаться", -
говорит он, печально оглядывая убранство своей башни.
Я удивлен. Я знаю, он любит свой дом,
и эта любовь делает защиту почти совершенной.
"Ты не стареешь", - говорит он,
и улыбается мне. В его голосе нет ни горечи,
ни зависти, ни сомнения, лишь констатация факта.
Я внимательно смотрю на него человечьими глазами моей плоти.
Мой мальчик уже не юн. Под глазами залегли тени,
по лицу разбежались морщины,
волосы укрыла легкая седина.
"Ты все так же прекрасна, о моя Тень", -
говорит он и касается моего лица.
"Если это так важно, ты должен был сказать мне раньше", -
отвечаю я, разглядывая его новый облик.
Таким он мне нравится. Нравился и прежним.
"Это неважно", - он пожимает плечами.
"Неправда", - улыбаюсь я. "Не лги мне, мой мальчик.
Я буду стареть вместе с тобой".
Благодарность в его глазах поражает меня.
Он не был так счастлив даже в тот день,
когда я взял его тень с собой, показал ей издалека
границы нашего царства.
Мне интересно, что будет, когда придет время
мне увести его за собой навсегда.
Почему-то мне важно предвидеть, насколько
маленький Заклинатель Теней сумел изменить невесомую ткань
почти-бытия, из которой я состою.

@темы: Каноны Теней, слова мои - яд

17:23 

Гексаграмма 40. Цзе. Разрешение.

Рассказчик историй
Небо разрешается грозой
от бремени
земля разрешается травой
от бремени
тело разрешается болью
от бремени
душа разрешается слезами
от бремени
Непосильная ноша потому
называется непосильной,
что взвалив ее на себя,
либо сбросишь, либо умрешь
В сверкании молний
в зареве пожара
заплутавший мечется,
бьется,
сбивает ноги,
бросается из стороны в сторону
пока не настанет рассвет
и он не прозреет
если будет угодно судьбе
он найдет в горах тот источник,
чья ледяная вода
сможет смыть черную копоть
с его опаленного горла.

она не дождалась его,
но это и не было страшно -
пока она молилась за него,
она научилась ждать
и была возблагодарена за это
любовью достойного.
он не обрел просветления,
но помня о ней, нелюбимой,
вновь нашел свой почти утраченный Путь
и был награжден за это
покоем.



@темы: горские песни, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

19:44 

Гексаграмма 43. Гуай. Выход.

Рассказчик историй
И снова Каноны Недолжного.

Оглянись - быльем поросла дорога, по которой ты пришел сюда.
Бейся, кидайся на колючую изгородь памяти, ищи - не найдешь ее.
Где тот ты, что парил над землей, улыбаясь встающему солнцу?
Нет тебя, нет тебя, нет тебя, незнакомый кто-то
стоит за твоим лицом, кривит твой рот в ухмылке, сверкает твоими глазами.
Что самое обидное, ты помнишь каждый шаг, каждое движение,
каждый взмах ресниц и каждое слово, произнесенное вслух,
но тот момент, когда не ты-ты стал тобой-не тобой ускользает,
прячется за туманом благоразумия.
Тело чужое, руки непослушные, и слова вылетают изо рта горькие, чужие.
А был ли ты тобой когда-нибудь? Кем был тот, кем ты был?
В твоей голове, как всегда, звучит музыка, но танец, который ты видишь,
становится незнакомым, не получается выхватить из него движения,
закружиться, как раньше, в лихой пляске с жизнью.
Был ли ты? Вспоминаешь, как было раньше, возвращаешь себе былые жесты,
былые привычки, ловишь силками былые мысли,
повисаешь сломанной куклой, запутавшись в нитях прошлого и настоящего.
Теряешь вкусы и запахи, цвета и ноты, вспоминая - как было раньше.
Бьешься, бьешься, раздираешь грудь о шипы терновника, ищешь дорожку назад,
ищешь то, что потерял, не зная было ли оно у тебя.
Отняли! украли! выронил! Вернуться, найти, отобрать у неведомого
то, не знаю что, то, не помню зачем, то, неизвестно откуда...
Не пускает терновник, рвет плоть на лохмотья.
Тебе не вернуться. Ты знаешь, есть выход.

@темы: слова мои - яд, Каноны Недолжного, И-Цзин Волчьего солнца

16:53 

Рассказчик историй
Айррэла любят дети.
Когда караван останавливается на ночевку, дети собираются в пеструю галдящую стайку вокруг Жнеца. Они треплют его, словно большого послушного пса, а Айррэл покорно таскает мелкотню на закорках, подбрасывает весело визжащих смельчаков в воздух, играет с ними в нехитрые детские игры: в жмурки, в ладошки, в "три кувшинчика". Ему не дается игра в камешки, в которую играют россыпью цветных стекляшек, голышей и керамических бусин, и дети радостным визгом отмечают каждую свою победу.
Госпожа Бересклет с улыбкой наблюдает за этой возней. Караван-баши щурит глаза, собирает паутину морщин. Дети заводят песенку, учат Айррэла словам. Его тихий хриплый голос - как рокот водопада на фоне звонких ручьев.
- Айя, славный у нас спутник? Скажи мне, муж мой, зря пугал нас Эйссо-полуночник?
- Айя, славный, госпожа моя, - откликается жене караван-баши. - Да разве нас напугаешь?
Смеются старики, смотрят на ребятню.
Сидит Айррэл, привалясь спиной к колесу арбы, в руках нож и баранья лопатка, на колени белая стружка крошится, голова назад запрокинута, пустые глазницы под повязкой в небо смотрят. Нож в руке мелькает - лишней стружки не снимет, не обрежет хозяина. Сидят вокруг него дети, завороженно следят, как из под ножа выходит не баранья лопатка - зверь снежный с гнутой спиной. Малышка в яркой накидке тянется потрогать - и нож замирает, позволяя маленьким пальчикам ощупать фигурку.
- А кто это, такой... прыгучий? - спрашивает девочка постарше.
- Это снежный кот, - говорит Айррэл.
- А он большой?
Айррэл пожимает плечами. Айррэл убирает нож в ножны и осторожно разводит руками примерно на ширину колеса арбы.
- Вот такой.
Госпожа Бересклет подходит с большим кувшином, разливает по подставленным чашкам теплое питье. Вовсе не пугал их полуночник Эйссо, объяснял: их мальчика Полночь зовет, а ответить Полночи мальчик пока не в силах. Оттого и жизни ему не будет ни среди своих-полуночников, ни среди людей долины. А караванщики между двумя мирами идут-бредут, товары везут, на обмен, на продажу...
- Хотите сказку? Про снежного кота?
Дети хотят.
- Идите к большому костру, буду сказку рассказывать!
Дети визжат, бегут к костру, тащат за собой Айррэла. Двое маленьких повисли на правой руке, ничуть не боясь когтей.
Госпожа Бересклет улыбается.

@темы: битый лёд, слова мои - яд

23:02 

Тень: перевертыш

Рассказчик историй
Я до сих пор не могу понять, как люди умудряются жить
только с одним лицом:
носить его день за днем, ночь за ночью, никогда не бывая
другими.
Не верю, что им не хочется хотя бы изредка, хотя бы раз в жизни
снять лицо и выстирать его в холодной проточной воде,
надев на смену другое.
Не могу представить, каково это: жить с одним лицом, в одном теле,
не имея никакой возможности при следующей вспышке пламени
измениться, примерить новую форму,
отдохнуть от себя старого -
или забыть его навсегда.
Не хочу даже думать о том, что бывает, когда находишься рядом с собой
слишком долго и не можешь
выйти из себя, развеяться,
замелькать изломами тени от пляшущих языков
огня.
Хорошо, что этот талант все еще остается при мне.

@темы: слова мои - яд

03:41 

Рассказчик историй
В ремесле рассказчика историй есть кое-что такое, о чем не рассказывают. Кто же, в самом деле, станет рассказывать рассказчику историй, что его ждут истории, которые нельзя рассказать? О да, ждут. Они ждут каждого из нас, охотятся за нами, ищут, идут по тонкому следу из сонной паутины. Ты научишься бояться нерассказываемых историй, но будет уже поздно. Хотя бы одна настигнет тебя, и навеки останется с тобой.
Поэтому мы не любим оставаться одни. Поэтому мы не любим тишины. Поэтому вокруг нас всегда музыка, и даже в полной тишине музыка звучит изнутри головы, заглушая голоса нерассказываемых историй.
В месте, где я живу, слишком много углов. Нерассказываемые истории так любят эти темные углы, они прячутся в тенях, и ждут, пока ты окажешься один и настолько беспечен, чтобы пройти в темноте мимо угла. Стоит только приблизиться, как начинаешь слышать голоса. Голоса твоих вечных спутников, твоих излюбленных безумцев, от которых ты не можешь отказаться, и которым ты не можешь отказать. Мало ли безумных голосов ты слышишь, спросит кто-то незнакомый с нашим ремеслом. О, друг мой, ты не представляешь, о чем говоришь. Ты можешь замолчать, а можешь продолжать говорить. Мне плевать. Твои слова - тень вчерашнего воздуха, нелепое колебание эфира, недоступное моему слуху. Нерассказываемые истории потому и называют нерассказываемыми, что я никогда не смогу рассказать их. Ты мог бы назвать их демонами, пожалуй. Ты уже понял, да? Мне плевать. Это мои демоны ждут меня в темных углах, вцепляясь своими голосами мне в горло и сдавливая связки, не давая издать и звука.
О, мои безумцы, мои несчастные изломанные тени. Кем вы были, почему охотились за мной, ради чего преследовали от меня, и какой смысл в том, что вы меня нашли? Вам бессмысленно задавать вопросы, вы, мое проклятие и моя надежда. Почему ты стоишь на горе изрубленных трупов, сжимая в руке знамя, и единственное, что не дает тебе упасть - это тела, сложившие опору под почти перерубленными ногами? Зачем ты держишь это нелепое знамя, неужели ты не видишь, что остался один среди воющей страшно орды в шлемах в виде змеиных голов? К чему спрашивать, ты не ответишь мне, неведомый воин. Не ответит мне тонкий, восково-бледный юноша, что закусив губу от наслаждения, отточенной бритвой вырезает по коже причудливый узор. Узор набухает алым, и нежная тянущая боль - его награда и его расплата, которую он боится и ждет. Для кого танцуешь ты, юная жрица, для кого на твоем некрасивом плоском лице тремя красками улыбается лицо Всеприимнейшей? Когда тело твое извивается в любовной пляске, никто не в силах уследить за вьющейся в густом из-за пряного дыма в воздухе смертоносной струной. И ты, мой томный игрок, мой нежный маэстро Страх, слышащий хохот Безумного Бога, о чем ты молчишь, когда под твоими ногами рушатся миры?
О, мои гости, вы будете оставаться со мной вечность, пока Бездна не решит, что вам пора меня покинуть. Своих любимых безумцев я не оставляю жаться в углах. Я мастер. Я вожу за собой свои безделушки, свои шкатулки для голосов. Милые ничего не значащие вещи, хранящие в себя шепот одинокой темноты. Когда вы особенно нужны мне, я открываю свои шкатулки и слушаю, слушаю, слушаю вас, растворяюсь в вас, вбираю в себя.

Иногда мои шкатулки пропадают. Я не беспокоюсь о них. Это значит всего-навсего то, что кто-то возьмет милую безделушку в руки. И поймет, что стоило бояться нерассказываемых историй.

Здравствуй, дитя мое. Я научу тебя ремеслу. Только не говори мне, чей голос ты слышишь из темного угла. Он теперь твой.

@темы: любое слово вяжет письмена

20:49 

Гексаграмма 42. И. Приумножение.

Рассказчик историй
Из Канонов Возвращения

Женщина идет по рынку, опустив голову, ее щеки ласкает серая дымчатая вуаль.
За спиной у нее шепчутся: "Серая вдова идет, смотри, идет серая!"
Женщина каждый день покупает на рынке мясо, покупает душистый рис,
тмин, кардамон, жгучий перец и немного тимьяна.
Приходит домой, ставит на огонь казан, варит плов - ах, как пахнет!
Сидит у окна - ждет. Темнеет. Никто не приходит. Вдова гасит лампаду
и уходит спать. Встает утром, выносит казан из дома, раздает плов нищим -
в каждую щербатую чашку, а их много протягивают - весь город знает,
что у дома Серой вдовы по утрам можно поесть ароматного плова.
"Совсем с ума сошла, бедная", - шепчутся. "Муж с войны не вернулся", - сочувствуют.
Опадает пыль за серым покрывалом - смеются. А ей ничего.
Серая женщина день ото дня идет на рынок, покупает мясо...
А весной однажды на рынок явилась в алом, под вуалью праздничной.
Плов не успел остыть, когда он вошел в дом, подхватил жену на руки,
закружил по кухне, припадая на ногу. Щетина седая, колючая,
на щеке полоса багровая...
А наутро окрестные нищие уплетали душистый плов из щербатых чашек.
И ходит на рынок женщина в золотом, зеленом и алом,
покупает мясо и пряности, рис душистый, рассыпчатый,
варит плов вечерами да раздает голодным на улице,
как бедою осенней делилася, так и счастьем весенним делится.

@темы: Каноны Возвращения, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

23:49 

Рассказчик историй
Наши горы помнят тебя, помнят голос твой, песни твои переливчатые,
помнят смех твой жемчужный ласковый, помнят тень твою рядом с тенью гор -
плоть от плоти их, плоть живую от плоти каменной.
Горы помнят людей твоего рода, помнят кровь твою, помнят цвет нитей в полотнище,
что ткала перед твоим рождением твоя бабка.

Наша река помнит тебя, помнит тело твое белое, помнит кожу мраморную,
помнит, как с темных волос ручейками вода стекала на точеные плечи,
помнит, как небеленая рубаха льнула к мокрому телу.
Река помнит тебя, помнит первый твой крик и родильную кровь, унесенную вниз по течению,
помнит славное угощение, что принес ей твой дед, когда ты родилась.

Наши травы помнят тебя, помнят ноги твои босые, помнят легкость шагов,
помнят танец твой, как выходила ты в ясную ночь плясать у костра, когда выросла,
помнят шерсть моего плаща и силу твоих пальцев, помнят запах твоих волос травы.
Травы помнят, какие цветы дарили тебе, помнят каждую травинку, вплетенную в венок,
в душистый венок невесты.

Наши деревья помнят тебя, помнят, как ты за водой ходила, как ягоды собирала,
как рядом с домом сидела, ждала, песенку напевала - нехитрую девичью песенку:
"Ах, куда же мой милый ушел, возвратите его мне, горы".
Деревья помнят тебя, и отца твоего, и мать, и улыбки, и слезы, и печаль, и радость,
все, что видели на своем веку.

Я речною водой твои ноги омою, росой с трав душистых лицо твое омою,
волосы твои заплету, как раньше, осыплю ложе твое цветами.
В изголовье ляжет ветка рябины, на лицо ляжет тканое полотнище,
что встречает нас всех при рожденье и провожает в смерти.
Я запомню тебя, крепче гор, вернее реки, нежнее трав и дольше деревьев,
я запомню тебя.
Отпущу твою душу птицей, пусть возвращается в горы - все мы плоть от их плоти,
плоть живая от плоти каменной.
Я отдам твою плоть горам, а сам сохраню тебя в сердце.
Я запомню тебя живой.
Я запомню.

@темы: горские песни, слова мои - яд

21:37 

Рассказчик историй
Не знаю, сколько еще мне удастся протянуть.
Питаемый отзвуком собственных слов, я живу на грани истощения: слова мои уходят в пустоту, в поглощающий их туман и не возвращаются ко мне.

Я чувствую ее приближение. Ее Величество Депрессия уже рядом.
Ее карета уже в моем городе, она едет по моей улице, она ищет мой дом.
Она хорошо знает дорогу.
Сначала холодеют руки. Сначала всегда холодеют руки, потом глаза, а потом холод добирается до сердца, и вот я уже лежу, изогнувшись в предпоследней судороге бессмысленным ледяным торосом.

Пустота-пустота, я не твой.

@темы: любое слово вяжет письмена

23:49 

Рассказчик историй
Что-то во мне не проснется под мартовским снегом,
Раздавлено тяжестью мертвой замерзшей воды.
Живою водой, ее талым рассеянным бегом,
Я буду омыт слишком поздно, за шаг до беды.

Беда моя ждет. Ее тонкие ломкие руки
Воздух хватают у горла в ночной тишине.
Мой ангел устал каждый раз брать меня на поруки.
Я не в обиде. Беда, возвращайся ко мне.

Я помню тебя. Все изгибы точеного тела,
Кудри меж пальцев, багрянец печатей на коже...
Помнишь, беда, как от боли в руках моих пела?
Надеюсь, что помнишь. Я твоею бедою был тоже.

Я был твоим жаром, топил зеркала и осколки
Кровью своей, обжигающим ихором твари,
Рожденной из праха, чудовища с сердцем-иголкой,
Что билось под бронзой и росчерками киновари.

Беда моя, помни: у тварей такая природа,
Раз породив их, вовек не узнаешь покоя.
Мертвой водой пробужденный, с улыбкой урода,
Зверь твой идет, о беда, и идет за тобою.

@темы: слова мои - яд

19:09 

Рассказчик историй
Деревня стояла в ложбине между двумя перевалами, а в скалах над деревней жил отшельник.
Деревенские почитали его чудотворцем, этого седого улыбчивого старика, чудотворцем и немного безумцем. Они приносили съестное в плетеных из длинных полос коры туесах к подножию горной тропы и говорили: "Для нашего маленького святого". Отшельник изредка оставлял свою горную хижину и спускался в деревню, посидеть немного в харчевне, выпить чашечку подогретого вина, поболтать с людьми. Он все время улыбался, этот невысокий худой человек, улыбка морщинами разбегалась к самым вискам. Как мог стать отшельником тот, кто так радовался звукам человеческой речи, так весело смеялся над немудреными шутками? За это и звали старика безумцем.
Хотя ума у отшельника было столько, что можно было смело делить на десятерых, и ни один бы остался обиженным. Маленький святой лечил хвори и раны у людей и животных, давал не всегда понятные, но всегда действенные советы, и не просил в ответ ничего. Зато когда он приходил в деревню, у людей всегда находилось то, в чем он нуждался: нож у кузнеца, ткань у ткачихи, миска у гончара.
Больше всех его любили дети - за те истории, которые старик рассказывал, щурясь и улыбаясь всем лицом. Он рассказывал о царях и героях неведомых земель, могучих волшебниках и страшных демонах, о кровавых битвах и мудрых красавицах... Дети слушали, раскрыв рты и восторженно блестя глазами, дети верили словам старика. Взрослые посмеивались, но и сами были не прочь задержаться у белого камня на окраине деревни, на котором сидел отшельник, увлеченный собственными историями.
Однажды старик спустился в деревню крайне взволнованным. Он больше не улыбался, и глубокая вертикальная морщина пролегла между сдвинутыми бровями. Старик говорил всем и каждому, что люди должны из деревни. Да-да, бросить все, что нельзя унести и уйти, потому что иначе им спастись не удастся.
"От чего нам спасаться?" - смеялись люди. "не бывает в наших краях ни оползней, ни обвалов, ни страшных селей".
"Вас погребет лавиной", - чуть не плача, говорил старик. "Жадной человеческой лавиной. Придут с перевала дикие горцы, и убьют всех, кого увидят".
"Нет никаких горцев за перевалом", - отвечали люди. "Там лишь снег и лед, и люди там не живут".
Ни с чем вернулся старик в свою хижину.
А спустя три дня с горной тропы спустился юноша. Он был невысок ростом, тонок станом и красив лицом, а на плече нес большой кривой меч с длинной рукоятью.
"Тот, кого вы называли Маленьким святым, умер", - сказал юноша. "Он был моим дедом".
Деревенские пригляделись, и решили, что юноша и впрямь похож на смешливого старика, что жил в скалах над деревней.
"Я обещал ему, что выполню его последнюю волю", - сказал юноша. "Останусь у вас и послужу вам за то, что были к нему добры".
Юноша действительно остался в деревне. Он брался за любую работу: вскопать огород, подновить колодезный сруб, починить сломанный инструмент или посидеть с захворавшим малышом. Люди быстро привыкли к нему, как будто рядом с ними всегда жил смешливый молодец, не отказывающий никому в помощи.
А потом с перевала лавиной хлынули дикие горцы, которых выгнал с насиженных мест ледник, далеко протянувший свои холодные белые руки. Они визжали от нетерпения, видя перед собой деревню, в которой их ждало свежее мясо и мягкие женщины долины, они выли от предвкушения легкой победы. Но им навстречу вышел невысокий худощавый юноша, не спеша раскручивающий в руках кривой меч на длинной рукояти. И лавина разбилась об одинокий утес. Ни один из косматых дикарей не остался в живых, ни один не смог пройти мимо того, кто стоял намертво, защищая людей за своей спиной.
Когда его вытащили из-под груды тел, юноша еще дышал. Он даже смог подняться на ноги и побрел, не оглядываясь, к горной тропе, тяжело опираясь на свой меч. Его пытались остановить, но он лишь твердил: "Я должен подняться туда один".
Люди отпустили его.
Через три дня они поднялись по тропе к хижине Маленького святого. На ее пороге лежал израненный, изрубленный седой старик. Он был мертв. В руке он сжимал длинную рукоять кривого меча, а на его губах застыла счастливая улыбка.

@темы: горские песни, слова мои - яд

18:57 

Гексаграмма 55. Фын. Изобилие.

Рассказчик историй
Приходили к нему люди, спрашивали:
зачем спишь на соломе, укрываешься листьями, подбираешь у харчевни
рис рассыпанный? Уж не болен ли?
Здоров, - отвечал, на другой бок переворачивался.
Что лежишь под открытым небом, не строишь дом себе,
не покупаешь покрывала парчовые? Уж не беден ли?
Богат, - отвечал, метал гостям под ноги золото.
Почему проводишь время в пьянстве и праздности, не работаешь в поле,
не возносишь богам хвалы? Уж не разбойник ли?
Ничего не отвечал, закрывал глаза, отмахивался от людей докучливых.
Шумели люди, грозились побить его палками, гнали прочь из деревни.
Уйду, - отвечал, подхватывал жбан вина да и шел прочь не спеша.
Ночевал в лесу под деревом, пил натощак воду родниковую,
улыбался летнему солнышку.
Все самое ценное с собой носил - песни старые, давным давно сочиненные,
слова тихие, однажды сказанные, лица любимых - в памяти.
Зачем ему дом да земля, да золото?
Дурак строит дом, вешает занавеси, покупает покрывала парчовые,
да сидит три года один, не видя никого, кто пройдет через занавеси.
А он, пожалуй, сначала найдет ту, кто будет жить в доме
и ждать его с поля день ото дня, насыпать рис в глубокую миску,
ставить чайник с вином на огонь...
Ну а пока всего у него в изобилии - ветра, воды, огня, земли и дерева. Одному много ли надо?

@темы: И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

02:37 

Рассказчик историй
Нелегко спать тому, кто боится снов.
Каково тому, кого боятся сны?

@темы: любое слово вяжет письмена

17:26 

Гексаграмма 7. Ши. Войско.

Рассказчик историй
Пыль вздымают подошвы
солдатских сапог
войско на марше -
крутится колесо
мелькают в ободе цветные спицы.
Меч заточен с обеих сторон
на одной стороне жизнь
на другой предсказуемо смерть
войско шагает вперед
туда, куда ведет его
тот, кто имеет право отдать приказ.
Воины идут на войну
это их долг
это их честь
это их жизнь
это их смерть
они будут идти всегда
и всегда будут вести за собой
других
тех, кому не хватает лишь самой малости
тех, кому не хватает очень многого
тех, кому всегда не хватает
они ведут за собой
вперед
только вперед.
Крутится колесо
мелькают спицы.
Войско идет, убыстряя шаг
все разгоняется колесо
они знают, когда-нибудь
смогут разогнать его так,
что лопнет обод
бесполезными щепками рассыплются спицы
лягут в пыль
как павшие воины.
Они знают.



@темы: Каноны Шага, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

12:06 

В ритме Канона

Рассказчик историй
Зеркала напуганы отражением, предпочитают показывать вымысел,
и правду можно увидеть только в стеклах, еще не привыкших к тебе.
Не смотри в окна метро и электричек, не оглядывайся на витрины,
они не знают тебя, им все равно. Они покажут, что видят:
светлые злые глаза цвета мутной болотной зелени, обведенные
чернотой по контуру, с черными провалами зрачков - сверху вниз,
словно след от удара ножом. Если не хочешь пугать детей и
животных, не поворачивайся резко, дай лицу вновь стать
человеческим. Хотя здесь нет никого, кто знал бы тебя в лицо,
кто пустил бы шепот по городу: "тень пустоты! тварь из Бездны!"
А даже если б и был - ты уже слишком стар, чтобы бояться слов.
Тебе ночью снился твой враг. Проснувшись, ты подумал, что
убить его - непозволительное милосердие, жизнь принесет ему
намного больше страданий, чем ты до того, как тебе наскучит.
Ты лучше сядь и напиши еще одно письмо, которого никогда
не увидит бумага. Несказанные слова будут услышаны в конце
времен, и там им самое время.

@темы: слова мои - яд

22:36 

Дети горной птицы. Из горских песен.

Рассказчик историй
Год за годом - катится солнце, золотит ледники на вершинах,
холод меняет тепло, тепло снова меняет холод,
а по весне на склонах поет чудесная птица.
У птицы той оперенье - чище желтых топазов,
бирюзовее аметистов, алее ярких рубинов.
У птицы - голос как флейта из гибкой лозы орешной,
а иногда - как струны тихого нежного циня.
У птицы глаза горной серны, у птицы сильные крылья...
Ту птицу никто не видел, но всем знаком ее облик.
Год за годом катится солнце. Люди живут на склонах,
встречают песнями зиму и песнями провожают,
лето приходит - песня, осень настала - песня,
с песней рождаются люди, с песней навек уходят.
У круглолицых женщин тонкие ловкие пальцы,
из пуха овец тонкорунных ткут они чудную пряжу.
Мужья мастериц со склонов улыбчивы и молчаливы,
их руки привычны к лукам, ножам и резьбе по кости.
И горы спят под их песни, спят, во сне улыбаясь -
у детей той прекрасной птицы на все найдется по песне.

@темы: слова мои - яд, горские песни

02:26 

Рассказчик историй
Счастья вам, люди.
Кроме него, ничего не нужно.
Смейтесь, плачьте, любите...
Будьте счастливы.
Это главное.
Я посмотрю на вас счастливых, и улыбнусь.
С новым годом.

@темы: пыльная быль

18:56 

И-Цзин Волчьего солнца как оракул

Рассказчик историй
Я не буду здесь описывать саму технику гадания на И-Цзин, ее можно легко найти в других местах.
Важно лишь то, что сама система И-Цзин по сути своей является оракулом. Она не может дать ответа на конкретно поставленный вопрос, не может предсказать будущее, не может объяснить, как жить дальше.
Значение каждой гексаграммы одновременно универсально и конкретно. Не имея определенного, всегда одного и того же, толкования, гексаграмма может описать практически любую ситуацию. Под ситуацией я здесь понимаю не конкретную проблему, а общую жизненную ситуацию, в которой оказался человек.
Название гексаграммы не всегда является фабулой толкования.
И-Цзин Волчьего солнца можно отнести к тому, что в тарологии называют "темной колодой". Это колода страстей, порывов, срывов и падений, подъемов и восхождений. Каждая гексаграмма - это состояние, совокупность обстоятельств, действий и эмоций.
Каждая гексаграмма - отдельная история, которая имеет начало (то, что привело к возникновению ситуации), середину (описание самой ситуации) и конец (возможные следствия из ситуации). Подчеркиваю, следствия именно возможные. Даже если несколько гексаграмм составляют вместе одну историю, это не значит, что ситуация, описанная в выпавшей вам гексаграмме, разрешится именно так, как гласит гексаграмма следующая. Все зависит от ситуации, от того, кто просит толкования, и от самого толкователя.
Не следует относиться к гексаграммам, особенно к тем, которые являются частью каких-либо Канонов, как к буквальному призыву действовать так же, как их герои. Гексаграммы именно для того написаны, как истории, чтобы у каждого была возможность примерить на себя ситуацию и понять, как бы он лично действовал в такой ситуации, и кажется ли ему это правильным.

Если есть какие-то вопросы, я прошу задавать их. Я дополню этот текст, если буду знать, чего в нем не хватает.

@темы: И-Цзин Волчьего солнца

Пыль на сапогах, пыль на глазах, пыль на душе

главная