• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: слова мои - яд (список заголовков)
23:41 

Гексаграмма 60. Цзе. Ограничение.

Рассказчик историй
Во внутренних покоях есть все, что нужно -
вот циновка под ворохом шкур,
вот поднос с заветрившимися фруктами,
вот кувшин с вином
и много-много бумаги.
Среди свитков и цветной туши
не остается места отчаянию.
Малахитом по охре,
кадмием по цинку,
кармином по слоновой кости -
то ли писать, то ли рисовать -
для каллиграфа разница невелика,
но он никогда не был каллиграфом.
Поэтом он тоже был не всегда.
Во внешнем дворе стоит караул,
солдаты все ждут, когда откроются двери.
В кувшине не иссякает вино,
хотя он подозревает, что запасы
все-таки ограничены.
Всему под луной есть предел -
на тысяче листов написаны эти слова.
Всему под луной есть предел -
кистью в неумелых руках
он заклинает свое горе.
Солдаты покорно ждут, сменяются по часам.
Всему под луной есть предел -
шепчут они, дожидаясь своего генерала.



@темы: И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

21:33 

Гексаграмма 63. Цзи-цзи. Уже конец.

Рассказчик историй
Владыка не спит, меряет шагами шатер.
Владыка давно не молод, хотя далеко не стар.
У Владыки в волосах серебряные нити,
жесткие складки в уголках губ,
шрам на высокой скуле.
Толстая ткань шатра не заглушает
шум веселого тоя.
Ай, большой той! Славный той устроил Владыка,
он победил все армии,
завоевал все земли,
забрал всех женщин,
которых хотел,
пей, Владыка! Смейся, пой гортанно,
выходи плясать в круг своих воинов!
Твоя держава раскинулась от океана до океана,
кочевье твое - вся земля.
Не спит Владыка, кружит по узорной кошме,
словно тигр, попавший в неволю.
Празднуй, Владыка, последний из твоих врагов
рухнул иссеченным лицом в степную пыль!
Некого больше тебе преследовать,
горяча игреневого скакуна,
некого опасаться, не нужна под халатом кольчуга,
вино твое, о Владыка, слаще всех вин,
в кубке твоем плещется алым победа.

Владыка садится на трон, покрытый шкурами,
улыбается своим мыслям.
Владыка давно не молод и еще далеко не стар,
он знает, что враги, в отличие от побед,
не бывают последними.
Пуст кубок, ни капли не пролито на кошму.
Владыка выходит к костру, запевает гортанно
под бой барабанов.
Ай, славный той!



@темы: слова мои - яд, И-Цзин Волчьего солнца, степные песни

20:37 

Гексаграмма 64. Вэй-цзи. Еще не конец.

Рассказчик историй
человечьи дети
смешные
хрупкие
умеют плакать
умеют бояться
умеют чувствовать боль
человечьи дети
тонкие
нежные
умеют смеяться
умеют любить
умеют быть счастливыми
человечьи дети
легко ломаются
как травинка в руке
как фарфор в кулаке
человечьи дети
просят,
чтобы им не было больно
человечьи дети
зовут хоть кого-нибудь
мы приходим
а куда деваться
когда кто-то зовет
ньера Таэри
мы не можем не отозваться
человечьи дети
уходят туда, где не больно
мы остаемся
смотреть чужими глазами
доживать их жизни
знать, что они дождутся нас за Порогом
чтобы мы рассказали им
как они жили
как думаешь, легко
рассказывать, как он жил
мальчику, отправившемуся в Забвение
двадцатилетним?
человечьи дети
учат нас чувствовать боль
учат бояться
прощать мы учимся сами
это очень важно - уметь прощать
когда ты и есть ньера Таэри
когда, уступив тебе место
за Порог уходят человечьи дети

проходя по улице
смотри на тени
непохожие на тех
кто их отбрасывает
видишь, сколько нас?
сколько детей с мертвыми глазами теней
не умеющих смеяться и плакать
благословен будь мир
где нас нет
где никогда не плачут
человечьи дети



@темы: Каноны Теней, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

22:06 

Гексаграмма 39. Цзянь. Препятствие.

Рассказчик историй
Повелитель молчит, смотрит в сторону.
Дымно в палатах, пахнет смолой.
На ширме молчания тонкая роспись,
драгоценный шелк, благородное дерево.
Повелитель дрожит, или у меня
слезится в глазах? Вернее второе.
Душно в палатах, воздух тяжел,
будто доспехи.
Повелитель протягивает руку,
пальцы тонкие, на пальцах кольца,
в пальцах свиток, на свитке печать,
печать-киноварь, печать-приговор.
Мой Повелитель, почему ты не смотришь на меня?
Мой Повелитель, почему ты молчишь?
Почему ты наказываешь меня - недоверием,
как будто моя жизнь принадлежит не тебе,
как будто не я - твоя тень, как будто сердце мое
не держит в ладонях любовь?
Мой Повелитель, дай мне уйти,
дай выполнить твой приказ.
Я вернусь, Повелитель.
Тени всегда возвращаются,
даже если их не узнать
с первого взгляда.
Я вернусь, Повелитель.
Сердце мое в твоих ладонях.



@темы: Повелитель, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

20:58 

Гексаграмма 28. Да-го. Переразвитие великого.

Рассказчик историй
Ахой! Выпей воды, путник с темным лицом,
Смой с лица дорожную пыль, сядь у огня.
Куда ты идешь?
Ахой, аохейя! Иду на север.
Ахой! Раздели с нами трапезу, путник с железным мечом,
Сними с усталых плеч тяжесть брони,
Почему бы тебе не остаться здесь?
Ахой, аохейя, айоха! Иду на север.
Ахой! Кто ждет тебя там, путник с пустыми глазами?
Ахой, аохейя, айярэ! Никто,
но мне нужно на север.
Айярэ! Зачем же тебе на север,
путник с седою косою?
На севере холод, на севере ветер,
земля там скупа на дары,
солнце жадно на ласку,
только снежные змеи будут рады тебе,
снежные змеи да голодные тени,
что блуждают во тьме, в обиталище вьюги.
Айохи, странник, айохи!
Ахой, аохейя! Мне нужно на север,
туда, где за белой, седою горою
раскинулась вольно бескрайняя пустошь,
где летом земля полыхает цветами,
где в метелях играют снежные звери,
туда, где деревья низки и бесплодны.
Ахой, аохейя! Мне нужно север.
На пустоши дом я поставлю на сваях,
из леса, растущего в синих предгорьях.
Дом я поставлю для лучшей из женщин
на севере дальнем, в земле моей крови...
Ахой, аохейя!
Ахой!



@темы: горские песни, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

18:50 

Рассказчик историй
Она была моим солнцем, выжигала глаза по утрам
Она оставляла губами ожоги на коже моей
Она заставляла бороться с бессмысленной наглостью драм
Это тянулось веками - а может, лишь несколько дней.

Она была моим ядом, отравой холодных ночей
Она манила забвеньем, кокаином постельных забав
Когда она была рядом, мне было намного больней
Я смеялся, без сожаленья на холодные камни упав.

Она была моей болью, той, что давала дышать
Она была моей смертью, я пытался не дать ей уйти
Она не справилась с ролью не давать мне думать и спать
Наверное, было нечестно - умереть, лишь бы не отпустить...

Она была моим солнцем
Она была моим ядом
Она была моей болью
Она была моей смертью
Была...

@темы: слова мои - яд

00:20 

Гексаграмма 26. Да-чу. Воспитание великим.

Рассказчик историй
Идя через лес, не забывай смотреть на небо и под ноги -
видишь, змеится под сапогами тропинка - белый песок?
Она в точности отражает изгибы Млечного Пути -
по крайней мере, ты не уверен в обратном.
Где-то там за деревьями скоро заблестит вода,
там несет свои струи река Великой Стрелы.
Она в точности повторяет линии твоей ладони -
по крайней мере, ты не уверен в обратном.
Идя через лес, не бойся теней, что пляшут вокруг,
задевая твои плечи хрупкими руками ветвей,
не бойся голосов, гиенами хохочущих в чаще,
они в точности такие, как те, что ты боишься услышать.
Знаешь, в этом лесу деревья поют чуть слышно,
подпевая мелодии крови, что стучит у тебя в ушах,
знаешь, в этом лесу трава шелестит призывно,
вторя звуку твоего дыхания. Иди через лес
собственных страхов, надежд и мечтаний,
иди по белой дороге своих стремлений.
Когда будет время, выйдет дорога,
голова твоя станет выше деревьев,
и ты наконец увидишь свою реку Великой Стрелы,
Путь твоего сердца.

@темы: Каноны Пути, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

11:52 

Рассказчик историй
Чем дальше на юг уходит Айррэл, тем стремительней вокруг него разворачивается весна. Айррэл ловит губами солнечный свет, подставляет теплому ветру белую кожу: хорошо! Стремительная волчья побежка несет его в весну. Повелитель Острия, Мастер Печати ас-Къерн идет встречать караван.
Каждую весну на другой стороне белых гор люди собирают караван – пару десятков телег, запряженных низкорослыми и вислошеими мохнатыми лошадками. Люди едут торговать со Жнецами, менять яркие ткани, красивую расписную посуду и сладости на меха, кость и северные травы. Конечно, везут они намного больше товара, и Жнецам есть чем заплатить за него, но больше всего в снежных пустошах ждут тканей, керамических чашек и сладостей. Каждую весну, когда начинает светать, они отправляют кого-то на юг – встречать караван. По эту сторону белых гор нет разбойников – с ними справятся и наемники, зато бродят в снегах голодные твари, для которых в людском языке даже нет названия. Потому-то и идет на юг Повелитель Острия, Мастер Печати Айррэл ас-Къерн.
Это Эйссо придумал. Айррэл не знает точно, как ему это удалось, но ллэро-таи позвали Айррэла в Дом Очага и сказали: «Ты пойдешь встречать караван». А Эйссо принес дорожную сумку, собранную для путешествия на юг.
- Счастливой дороги, Айррэл.
- Спасибо, ллэро.
Эйссо знает Айррэла лучше всех, может быть, даже лучше, чем он сам. Эйссо видит, что на самом деле Айррэла сводит с ума не хор голосков в темноте, не зверь, ворочающийся в душе, а бездействие. Боятся Айррэла, не верят ему – как верить тому, кто возвращается оттуда, откуда не возвращаются? А в караване люди. Люди не знают – и не боятся. Беги, мальчик.
Айррэл впервые видит людей, которые не воюют. Караван собирается в маленьком городке у отрогов белых гор – а там ярмарка. Мужчины кричат, товар нахваливают, женщины смеются, дети визжат от восторга. Завидят Жнеца – заводят песенку. Жнец улыбается уголками губ. Караван-баши – человек солидный и смешной. Солидный – потому что пахнет от него мудрой властью и спокойной уверенностью, много лет караваны водит седой Эрмени. Словно одну из белых гор видит перед собой Айррэл. А если чужими глазами взглянуть – смешной. Росточку невысокого, Жнецу едва по плечо, седые волосы с макушки на затылок сбежали и лысина розовым светится, и круглый, словно снежок в руке. Никогда таких людей Айррэл не видел.
Зовет караван-баши Айррэла к очагу, наливает полную чашу душистого взвара. Заводит неспешный разговор – сам рассказывает, сам спрашивает, сам отвечает. Жнец молчит, слушает, из чаши прихлебывает. И тут – словно ветер в Странний Дом ворвался – ворохом юбок, россыпью улыбок, взмахами кос:
- Айя, какой славный котенок! Доброго нам спутника прислали нам Ведущие Вперед!
И эхом:
- Айя, айя!
Жена караван-баши, госпожа Бересклет. Такая же маленькая, как ее муж, но пышная, словно сдоба в печи. В длинных косах ленты, в ушах тяжелые серьги, на шее звонкие мониста. Теплым солнышком ее видит Айррэл. А с ней – стайка ярких пташек, дочки-помощницы, служанки-приемыши. Кружатся девицы, смеются.
Совсем растерялся Айррэл. Чашу расписную в пальцах крутит, голову в плечи вжимает, чтобы щеки горящие спрятать. А про руку правую забыл и не вспоминает – когти по тонкой глине почти неслышно цокают.

@темы: слова мои - яд, битый лёд

01:54 

Гексаграмма 27. И. Питание.

Рассказчик историй
Как так вышло, что у одного костра коротали ночь
ищущий Реку монах и солдат, идущий с войны?
Законы Пути отличны от прочих, и исполняются с тщанием -
в отличие от прочих.
Каста кастой, а вот же ж - сидят у огня, передают друг другу
пузатую флягу из тыквы-горлянки.
Молчат. О чем им говорить, если подумать?
То-то и оно, лучше просто молча подумать.
О том, как это, должно быть, прекрасно -
возвращаться домой с победой,
каждый день рисковать своей жизнью,
носить смерть и рождение на кончике копью,
не помнить себя в сраженьи,
захлебываться яростью и азартом...
О том, как это, должно быть, прекрасно -
беззаботно мерить шагами дорогу,
собирать подаяние в деревянную чашу,
петь протяжные песни, потрескивая молитвенным колесом у пояса,
знать, что на самом деле нет ни смерти,
ни боли, ни старости,
есть лишь Река...
Они молчали о том, чему не стоит завидовать,
когда идешь по Пути, ведь его законы отличны от прочих...




@темы: Каноны Пути, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

21:50 

Гексаграмма 24. Фу. Возврат.

Рассказчик историй
А ты все говоришь, не в силах замолчать,
ты все пьешь, не в силах напиться,
сжимаешь меня в руках, не в силах разжать их...
И я как будто не знаю, что ты не видишь меня,
ты не слышишь своих слов,
ты не чувствуешь пальцами моего тела.
Ты же сейчас не здесь, ты весь там, в мире своей памяти...
Дай, пригублю от твоей чаши.
Я знаю тебя достаточно для того, чтобы понять:
в мире, где ты живешь, я чужая, непривычная, незаметная да непамятная,
а вот поди ж ты, держишь, не отпускаешь...
Ну чего ты, красивый? Я же здесь,
я та самая женщина, которую ты хочешь увидеть,
пусть даже совсем на нее не похожа.
...А руки-то у тебя совсем холодные,
давай согрею. Знаешь,
я очень тебя ждала.
Так давно, что успела забыть твое лицо,
и мне приходится каждый раз узнавать тебя заново.





Парная к предыдущей.

@темы: Каноны Дороги в Храм, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

00:38 

Гексаграмма 56. Люй. Странствие.

Рассказчик историй
Ахой, как же я устал!
Практически позабыл, как это здорово -
сесть у огня, вытянуть босые ноги (сапоги пусть сохнут у решетки),
задумчиво поболтать подогретым вином
в деревянной чаше.
И поесть, разумеется, - из тарелки,
самыми настоящими приборами.
Если повезет, то будет горячая вода,
будет пар над ванной, будут скручиваться и расслабляться
усталые мышцы.
Ахой, черноглазая!
Садись-ка ко мне на колени,
пригуби-ка вина из чаши.
Теплая ты, черноглазая,
и волосы твои пахнут домашним очагом,
кожа твоя пахнет молоком...
Мягкая ты, черноглазая,
твое тело податливо, словно снег,
выпавший весной...
Как хорошо, черноглазая, что ты забудешь меня
послезавтра,
а я не буду вспоминать тебя
уже через неделю.





@темы: Каноны Дороги в Храм, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

23:58 

Гексаграмма 58. Дуй. Радость.

Рассказчик историй
Радость моя, вот и ты.
Я же вернулся, живее живых, счастливей безумцев, веселее пьяных!
Радость моя, где ты была,
когда я был мертвее забытых, мудрее мертвых, печальней мудрых?
Радость моя...
Что же ты плачешь, не утирая слезы, не отводя от меня глаз?
Радость моя, это же я,
я, твой смешной невезучий герой, утопивший врагов в вине, а печаль в крови,
я сбил ноги о небо, пока добирался сюда,
я голову расшиб о дорогу, поднимаясь с небес,
радость моя, посмотри...
Небесные рыбы уплыли далеко-далеко, и небо сияет одиночеством,
и земля проливает слезы корабельными соснами,
и я ничего не хочу знать, и понимать не хочу,
я хочу быть безумным, безумным, безумным,
хочу смеяться и плакать, не понимая,
потому что весь этот мир -
просто радость моя.




@темы: И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

22:56 

Гексаграмма 62. Сяо-го. Переразвитие малого.

Рассказчик историй
Помнишь, перед тем, как уйти, я посадил дерево рядом с твоим домом?
Я никогда не разбирался в деревьях, просто выкопал в лесу тот росток,
который глянулся мне больше всех.
Ты долго смеялась, а потом сказала, что это рябина.
Я тоже смеялся, и спросил, будешь ли ты варить из нее варенье.
Я сделаю из нее бусы, серьезно сказала ты, и в этих бусах буду на свадьбе.
Когда я вернулся, ветви старой рябины клонились к земле.
Оказалось, что ты ждала меня все эти годы, а я и не знал.
Я никогда не разбирался в словах и чувствах, просто хотел сделать что-нибудь на прощанье.
Завтра наша свадьба, девочка в рябиновых бусах.
Расплети седую косу, повяжи вышитый пояс - я вернулся.




@темы: Каноны Возвращения, И-Цзин Волчьего солнца, горские песни, слова мои - яд

23:43 

Гексаграмма 47. Кунь. Истощение.

Рассказчик историй
Не думай, что ты дошел сюда первым,
что до тебя никто не ступал по этим плитам,
не подметал полами плаща ступени,
не выхватывал меч из ножен...
Хотя меч ты выхватил раньше.
Что с того?
Ты когда-нибудь думал о том,
что бы ты делал, если бы Колесо провернулось так,
что ты оказался бы... Впрочем, неважно.
Я тиран. Я палач. Я убийца.
Я не буду с тобой говорить, хотя мог бы
сказать немало.
...Мог бы рассказать, как горел этот город,
как простоволосые женщины метались по улицам,
как плакали дети, и чужие воины с лицами,
раскрашенными черным и алым,
шли на штурм этого дворца.

Думаешь, я стар? Несомненно, для тебя
я глубокий старик. Я видел многое.
...Видел, как камни плакали копотью,
видел, как сталь ломалась о камни,
видел еще живые сердца в развороченных ребрах,
видел кровь на этих ступенях.

Тебе есть, что сказать мне? Я бы послушал,
хотя вряд ли услышу что-то новое.
...Слышал стоны, тысячей полутонов:
то стонала моя земля.
Слышал голоса предателей, поющих славу захватчикам.
Слышал стук крови в собственном сердце.

Ты думаешь, я чего-то не знаю?
Я знаю все об этой земле, она часть меня.
...Знаю, что все висельники вдоль дорог,
все распятые на крестах,
все отрубленные головы в корзине,
кровь, пропитавшая землю, - все часть меня.

У меня есть одно условие -
ты должен съесть мое сердце,
сердце моей земли. Попробуй на вкус
дующие над ней ветра,
укрывающие ее травы,
почувствуй ее боль, ее память,
ее любовь, что страшнее ее объятий.
Отдай ей себя.
Просто съешь мое сердце - стань частью
своей земли, а я пойду дальше.
Свободным.
Не хочешь?
Ах, как же вы все цените свободу.
Сообщи мне, когда ты найдешь кого-то,
кто готов от нее отказаться
ради сердца своей земли.
Я подожду, как ждал до меня другой.
Наша земля терпелива...




@темы: Повелитель, Каноны Восхождения, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

00:14 

Гексаграмма 59. Хуань. Раздробление.

Рассказчик историй
Земля дрожит, пыль поднимается к небесам.
Это твердь сотрясается от поступи моей,
это копыта тысяч тысяч коней стучат в тонкую кожу земли,
это стяги мои заслоняют солнце,
это трубы мои заглушают раскаты грома.
Когда я спрыгну с седла, вздрогнут горы
от поступи Владыки.
Леса расступятся, реки разойдутся...
Ступени услужливо подставят камни под подошвы моих сапог.
...Ты удивлен. Не отрицай. Я слишком много видел людей,
чтобы не понимать, что ты ждал другого,
ждал обло, стозевно и лаяй
чудовище, извергающее пламя,
убивающее дыханием,
а увидел меня.
Я почти что старик, мне недавно исполнилось сорок.
Я вижу тень чудовища в глазах мальчишки в одеждах храмового служки,
и не могу удержаться от смеха, я фыркаю, словно годовалый жеребчик,
я хохочу во все горло... И ты тоже смеешься.
Мальчик, мальчик, я давненько так не смеялся.
Принеси мне напиться - холодной воды, я знаю, здесь есть источник.
Не бойся моих всадников, мальчик, отсюда они как игрушечные солдатики.
Хочешь, потом я покажу тебе парад? Подожди чуть-чуть.
Я уже немолод, мой мальчик, мне нужен отдых и пара глотков воды,
прежде чем я пойду по ступеням к храму,
кланяясь в пояс при каждом шаге.
Я слышу шепот в спину: "Владыка..."
Владыка остался внизу, мой мальчик.
А тот, кто идет по ступеням - просто я.
...Ты ждал меня, храм? Я вернулся.
Я всегда сюда возвращаюсь.



@темы: слова мои - яд, Каноны Дороги в Храм, степные песни, И-Цзин Волчьего солнца

23:18 

Гексаграмма 53. Цзянь. Течение.

Рассказчик историй
Я буду молчать. Говорить - не мое дело, и не стоит
напоминать мне об этом лишний раз.
Так случилось, что я не люблю ничего лишнего,
но для тебя это ничего не значит. Для тебя ничего не бывает
чересчур, для тебя не бывает чужого, для тебя не бывает
нелюбимого, для тебя не бывает очень многого из того,
что я не хотел бы знать. Был бы повод
тебе позавидовать, но я не умею, так и не научился
ворошить чужие судьбы в поисках лучшей, чем та,
что досталась мне. Я доволен.
Я буду молчать. Я не скажу ни слова, но пожалуйста,
сотри пепел с висков моих, напои меня чистой водой,
смой кровь и сажу с моего тела, ароматом полыни перебей
запах смерти, пропитавший мои волосы,
а я буду молчать. Только ты ни о чем не спрашивай,
я не смогу рассказать ничего связного, из горла моего
вырвется лишь хриплое рычание - я все еще там,
и никогда не уйду оттуда, там мое место.
Не мне решать, чья доля лучше. Я просто буду молчать,
пока прохладные пальцы касаются моего лица.




@темы: Каноны Дороги в Храм, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

00:01 

Гексаграмма 44. Гоу. Перечение.

Рассказчик историй
Я не помню, в который раз поднимаюсь по этим ступеням.
За моими плечами вьется по ветру плащ,
хлопает складками прожитых лет,
тянет вниз памятью со вкусом можжевельника и бересклета.
Я иду по ступеням к храму, и сердце мое замирает в ожидании -
я не помню, в который раз.
Кто бы ни была та, что выйдет сегодня мне навстречу,
у нее будет то же лицо, что и всегда,
то же лицо, что я храню в своей памяти,
словно хрупкую вазу, завернутую в плащ.
Танцуй, девочка, танцуй, пусть звенят твои браслеты
на тонких запястьях, на смуглых щиколотках,
пусть поют колокольцы в твоих волосах,
пусть темный шелк взмывает в небо.
Мне кажется, я тысячу лет смотрю на этот танец,
лишь иногда закрывая глаза,
чтобы оказаться среди звона мечей и ржания коней,
чтобы принять телом сталь и досыта накормить врагов
могильной грязью вперемешку со смертью.
Танцуй, девочка, я знаю, что ты вовсе не та,
что встретила меня здесь впервые,
я и ту-то вряд ли вспомню - каким там было ее лицо?
Ты не знаешь, ты родилась уже после того,
и все равно похожа на ту, как две капли воды,
что застыли в моих глазах.
Танцуй, жрица, танцуй, и возможно я в который уже раз забуду,
что пришел сюда умирать.




@темы: Каноны Дороги в Храм, И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

23:12 

Гексаграмма 34. Да-чжуань. Мощь великого.

Рассказчик историй
Ты стоишь передо мной, ожидая удара, гордо вскинув голову, дерзко глядя мне в глаза.
Ты еще не боишься, ты еще не почувствовал запах смерти... Я подожду.
Я дождусь сияния мертвенного света ужаса в твоих глазах, и тогда...
Ты раб своей гордости, раб своей дерзости, раб своей силы, ты раб.
Рабам не мстят, рабов не карают, рабам не готовят смерти,
такая честь достается только врагам, да и то лишь лучшим из них.
Рабов же наказывают. Я дождусь сияния ужаса в твоих глазах и уйду,
сделав тебе подарок - в самый раз для раба.
Я подарю тебе страх. Уходи, и попробуй не бояться.
Только вот в шорохе листьев, в шепоте ручья, в скрипе ветвей
ты будешь слышать мои шаги. Ты будешь видеть меня в каждой тени,
в каждом смутном силуэте, в каждом человеке в толпе.
Я буду держать тебя на цепи из страха всю твою жизнь.
В твоих снах, в твоих мыслях, в твоем отражении -
теперь я вечно буду с тобой, даже когда забуду тебя и твое имя.
А ты не сможешь скрыться, потому что я буду жить в ужасе,
застывшем в твоем взгляде, когда он отразился в стали моего клинка.
Правда, царский подарок?



@темы: И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

20:58 

Гексаграмма 25. У-ван. Беспорочность.

Рассказчик историй
Вообще-то, сегодня я хотел написать другую гексаграмму. Но бамбуковые стебли легли по-другому.

Будет беда.
От раската грома лопнут небеса, словно тонкое стекло, и на землю обрушится тяжесть
темной бурлящей воды.
Будет беда.
Вздрогнет земля, и трещины побегут, змеясь, отсекая по живому куски стонущей тверди,
и провал поглотит весь мир.
Будет беда.
Огонь, мотыльком приникший к окну, вдруг обернется бушующим демоном,
и не найдется на него управы.
Будет беда.
Тысячи хмуро блестящих клинков расчертят багровым тела, тысячи кованых сталью сапог
пройдут по твоей груди, тысячи бешено ржущих коней проскачут по углям домов,
и ты ничего не сможешь поделать -
будет беда.
И вот тогда, врастая в кости земли, пробиваясь сквозь толщу грязи травой,
зеленея первым ростком на пепелище, ты найдешь время подумать:
не твои ли злые дела, не твои ли злые слова,
не твои ли полные злобы мысли
стронули эту лавину?
В изначальном свершении благоприятна стойкость - пошатнувшись на миг,
уронив вниз камень с горной тропы - знаешь ли ты, кого он ударит?

@темы: И-Цзин Волчьего солнца, слова мои - яд

00:28 

Гексаграмма 29. Си-кань. Повторная опасность.

Рассказчик историй
Самая долгая ночь в году, самая темная ночь в году
хватает меня за руки, кладет холодные ладони на плечи,
щекочет распущенными волосами лицо.
Здравствуй, Неспящая-в-бездне, и до свидания - сегодня я провожу тебя в дорогу,
да по краю по-над пропастью дойду с тобой до порога.
Хочешь, я станцую с тобой на прощание?
Приникни ко мне тонким, дрожащим то ли от жадности, то ли от холода телом,
положи тонкие пальцы в мою ладонь, и закрой глаза.
Доверься мне - ты-то знаешь, что мне можно верить.
Слышишь скрипки голых ветвей и валторны северо-восточного ветра?
Это для нас играет оркестр, это нам ритмично хлопают в ладоши дети тени.
Откинься назад - не бойся, я держу, просто двигайся в такт, музыка сама подскажет,
что нужно делать и куда идти.
Наш танец будет вечным, пока звучит эта музыка, пока не сменится ветер.
Иди же, моя сероглазая, иди, Неспящая-в-бездне, и не оборачивайся.
Я не буду тебя ждать, но ты знаешь, что я всегда готов к твоему приходу.
Идем, я провожу тебя до порога. Вспоминай меня там, куда ты уходишь,
вспоминай того, кто вел тебя в танце, того, кто просил тебя не бояться.
Самая долгая, самая темная ночь в году укроет нас от тех, кто ждет нас
по обе стороны от порога.

@темы: И-Цзин Волчьего солнца, Каноны Теней, слова мои - яд

Пыль на сапогах, пыль на глазах, пыль на душе

главная